Что будет с экономикой в ближайшие 20 лет?

1mir

Мы живем в историческое время, время перелома тектонических плит экономического уклада западного мира. Анализ представленный Rothschild Wealth Management указывает на патовое состояние нынешней экономической системы. Три из четырех возможных вариантов развития, которые видит Ротшильд, говорят о забвении докризисного сценария долгосрочного экономического роста. Куда идет мир? Что  будет с экономикой в ближайшие 20,30, 50 лет?   Ротшильд вырисовывает четыре возможные  сценария развития мировой экономики: Continue reading

Независимость от миража

_lichnost

В восьмом классе, примерно пять лет до репатриации в Израиль, родители наняли для меня репетитора по английскому языку. Он приносил красивые иностранные глянцевые журналы с рекламой виски, роскошных сигарет «Данхил» и всеми красочными атрибутами американской мечты, а также увлечено рассказывал об базисных принципах карате. Он говорил, что для того чтобы достичь максимальной силы удара необходимо представлять противника на более дальнем расстоянии, чем на самом деле. Только тогда можно достичь цели, победить соперника. Карате я не выучил, но принцип почему-то запомнил. С тех пор утекло немало воды: репатриация, армия, южная Америка, первая степень, вторая степень, женитьба, поиски работы по специальности, первый ребёнок, второй ребёнок, третий ребёнок….

Глянцевые журналы, обещающие красивую американскую мечту, пожелтели, сменились тусклой повседневной реальностью. Оглядываясь назад, я достиг гораздо большего, о чем смел и мог тогда мечтать, только вот реальность оказалась какой-то не глянцево-роскошной. Дежурная мечта ускакала вперед, скрылась за горизонтом досягаемости, и в очередной раз заманчиво зовет оттуда. Одновременно всё чаще и чаще где-то внутри встает Станиславский и кричит: «Не верю!». Continue reading

Что изменилось в эту ночь?

dsc_0304

Снова на дворе весна, снова Песах.  «‘Что изменилось в эту ночь по отношению к другим ночам»? — спросили мы друг друга, зачитывая Агаду. Этим же вопросом задался и я в кругу семьи за пасхальным столом.

Дети выросли, постарел на год, съездил в Эйлат и за границу. Прошли очередные внеочередные выборы, старые герои вернулись на старые посты. Вроде бы ничего нового — обычная рутина. Но я многое понял в этом году, скорее сначала почувствовал, а потом понял. Ведь вроде бы все вернулось на круги своя, вот только пропасть отчужденности, непонимания и ненависти между нами стали еще шире.
more